Саулюс Штомбергас: «Всё материальное временно»

Артур Валеев, «Бизнес Online» // 18 ноября 2016

0



Известный баскетболист Саулюс Штомбергас, выступавший за УНИКС, в интервью «БИЗНЕС Online» рассказал, почему он считает команду сезона 2003/04 лучшей в своей карьере, предлагал ли ему казанский клуб стать тренером и как сейчас продвигается его бизнес с недвижимостью.

«ВСЁ МАТЕРИАЛЬНОЕ ОТНОСИТЕЛЬНО, МОЖЕТ ПРОПАСТЬ ВМИГ»

— Саулюс, осталось ли у вас в памяти что-нибудь с советских времен? Застали ли вы времена с пустыми магазинами?

— Конечно, застал. Тогда в магазины родители ходили только по талонам. На полках ничего не было — что-то купить можно было только на рынках. Мы чётко поняли, что всё материальное временно. В жизни всякое может быть. Сегодня у тебя что-то есть, а завтра может и не быть. Помню зал, куда в те времена мы ходили на тренировки. Там не было тёплой воды, какого-либо отопления, не было обуви — любая экипировка находилась с трудом. Говорю же: всё по талонам. Хорошо, что сейчас у молодёжи есть отличные условия: и оборудованные площадки, и тёплые раздевалки.

— Это с тех пор ходит история, что Жукаускас просил кроссовки у Сабониса?

— Да. Такой размер, как у Жукаускаса, достать было нереально. В молодости он часто играл в неспортивной обуви. Получается, у него даже кед простых не было. Трудные были времена.

— Когда пришло понимание, что советская эпоха уходит?

— Когда появилось ощущение, что всё поменялось. Стали доступны многие товары. Нам можно было выезжать за границу, играть за другие клубы. Конечно, сейчас даже трудно рассказать детям, что было во времена нашей молодости. Но, мне кажется, рассказать всё равно нужно. Им важно понимать, что всё материальное относительно, может пропасть вмиг.

Саулюс Штомбергас
Фото: Нурислам Исмагилов / unics.ru

— Что происходило с баскетболом в Литве в конце 80-х — начале 90-х годов?

— Марчюлёнис в это время играл в НБА и основал новую лигу LKL, которая существует по сей день. Баскетбол развивался. Только в одном Каунасе открылось 5 — 6 клубов, и мы, молодые ребята, получили предложения. Я тогда перешёл из второй команды «Жальгириса» в «Атлетас». Если бы не принял это решение, возможно, сидел бы на скамейке в «Жальгирисе» и не получил бы шанса. А в «Атлетасе» задал движение своей карьере.

— Родители критиковали вас за то, что вы выбрали спорт, а не простую профессию с нормированным графиком и стабильной зарплатой?

— Они, наоборот, были рады, когда меня пригласил «Жальгирис». Уже тогда это был именитый клуб. Но важно понимать, что я был мальчишкой, и родителем было трудно отпустить меня в другой город, чтобы играть и учиться. Сейчас мамы и папы уже нет.

— Нет ли у вас сожаления от того, что вы не могли много общаться с родителями из-за постоянных сборов, тренировок, игр?

— Такова наша профессия — для общения с близкими остаётся очень мало времени. Я уехал от родителей в 15 лет. Дальше встречался с ними только по особенным случаям. Приезжаешь, общаешься, потом уезжаешь. Тоже самое и с семьёй. Например, когда я подписал контракт с УНИКСом, то не стал привозить детей в Казань — они уже ходили в школу в Литве, не хотелось их дёргать.

— Каким вы запомнили своё детство?

— Могу сказать, что детство было особенным, спортивным. Когда остальные ребята играли во дворе, я шёл на тренировки. Пришлось чем-то жертвовать, чтобы добиться успехов в баскетболе. Всё шло по определённому графику. Был ли я с семьёй в выходные или нет, зависело уже не от меня.

— Могли ли вы когда-нибудь оказаться в «Летувос Ритас»?

— Каваляускас раньше говорил, что никогда не будет играть за «Жальгирис». А сейчас играет. Баскетболисты выбирают из тех предложений, которые у них имеются, выбирают лучшие условия. Кому-то нужен побольше контракт, кому-то важнее спортивная составляющая. Возможно всё.

— Была ли у вас возможность играть в НБА?

— Конкретных предложений не поступало. Со мной связывались, но ничего конкретно. В те времена не так смотрели на европейцев, как сейчас. Сейчас многие уезжают. Тогда Европу покидали только самые яркие звезды: Сабонис, Дивац и другие.

«В КИТАЕ БРАТ РАЗДАВАЛ АВТОГРАФЫ ВМЕСТО МЕНЯ»

— Наверно, вас после сезона в Китае было невозможно чем-либо удивить. Как вообще появился этот восточный вариант продолжения карьеры?

— У меня был действующий контракт с «Атлетасом». В клуб приехали люди из Китая. Они посмотрели игроков, выбрали подходящие для них кандидатуры. Мы согласились отправиться в Китай. Нас всё устроило, и решили остаться. В Литве были не против. С материальной точки зрения предложение оказалось выгодным для всех.

— У иностранцев в Китае как правило возникают проблемы с питанием.

— В первое время мы тоже не могли разобраться, какие блюда стоит брать в китайских ресторанах. По-английски никто не разговаривал. В конце концов, попросили у людей из клуба, чтобы они выписали иероглифы, которыми обозначают те или иные блюда. Меня больше удивило не питание. Оказалось, что не только они были на одно лицо для нас. Как-то ко мне в Китай приехал брат. Он ходил по улицам и раздавал автографы вместо меня.

— Брат старший или младший? Какие у вас сейчас отношения с ним?

— Он старше меня на три года. Отношения у нас всегда были близкими. Например, он приезжал ко мне и в Казань, много раз болел за УНИКС. Сейчас мы совместно работаем.

— Очевидно, что в Китае вы получили свою первую большую зарплату.

— Да.

— А не было ли такого, что после того сезона к вам обратились давно позабытые родственники или друзья? Ведь все узнали, что вы хорошо упакованы.

— Конечно, в Литве я бы таких денег не заработал. Но и миллионером я сразу же не стал, так что проблем с долгами не было. После той поездки я купил себе квартиру и был очень рад этому, даже несмотря на то, что недвижимость в те времена стоила не так дорого. Сейчас бы, например, за те деньги квартиру я бы уже не купил.

— Есть много историй, как члены олимпийской сборной Литвы 1992 года покупали электронику и потом продавали её у себя на родине. Вы такой коммерческой деятельностью занимались?

— Раньше ведь зарплаты маленькими были. В молодости часто ходили торговать на рынки. Сначала что-то продавали и только потом играли (смеется). В те времена наша зарплата становилась большой именно от коммерции, приходилось зарабатывать вне баскетбола.

 
Фото: Нурислам Исмагилов / unics.ru

— Почему в 2003 году вы выбрали УНИКС? Казань ведь в те времена даже не отметила своё тысячелетие.

 

— Мне понравилась в первую очередь амбициозность проекта. Клуб в том году провёл отличную селекцию, был построен «Баскет-холл».

— Какое впечатление у вас оставил Богачёв в УНИКСе? Он тогда подходил к скамейке во время матчей?

— Да, подходил. Не думаю, что сейчас он сильно изменился. Он хороший руководитель с твёрдой рукой, все его слушались. Меня удивило, как сильно Богачёв любил баскетбол. Он всегда болел за нас, хотел помочь, волновался за команду. Он так вкладывается в это дело. Когда я играл, Богачёв ещё работал в банке. При этом он всё равно находил время, чтобы подъехать, поздравить нас или, наоборот, дать наставлений.

— С кем вы проводили свободное время в Казани? С Жукаускасом?

— Да, с Жукаускасом. Ещё были хорошие отношения с Кубраковым, с Петькой. Слышал, что Самойленко до сих играет. Знаю, что у Юдина всё хорошо, он в тренерском штабе ЦСКА. Мююрсепп ещё работает в «Калеве». Интересно посмотреть, кто где сейчас. Иногда созваниваемся — со скайпом это возможно.

— УНИКС, который бился с ЦСКА, выиграл Евролигу ФИБА, был командой друзей или профессионалов с чисто рабочими отношениями?

— Я провёл в УНИКСе четыре года. Каждый сезон у нас собиралась команда друзей, мы всё время проводили друг с другом. Вместе радовались и вместе огорчались. Не было таких людей, кто держался бы в стороне.

— Трудно ли вам было адаптироваться в Казани?

— Я приезжал в Казань немолодым. Это в первый раз, когда приехал в Италию и стал легионером, возникли трудности. Нужно было освоиться, почувствовать лигу, судей. На второй — третий год за границей уже полегче. Правда, в Казани у меня всё равно ушло полгода на адаптацию. Нужно было узнать, куда сходить, где покушать, что посмотреть. Но мне повезло, что команда была дружелюбная, а с русскими игроками не возникло языкового барьера. Работая тренером, я уже знал, с какими препятствиями может столкнуться новичок-иностранец, и понимал, как ему можно помочь.

— В конце карьеры вы уже начали организовывать бизнес. Как совмещали обязанности баскетболиста и предпринимателя?

— Конкретно у меня разделения не было. Я давал себе отчёт в том, что я занимаюсь в первую очередь баскетболом, а не бизнесом. Многие игроки, полагаю, в конце карьеры задумываются, куда вкладываться. Важно найти правильных партнёров. Одним везёт в этом плане, другим нет. Многие теряют все деньги.

«СЕЙЧАС СТРОИМ МНОГОЭТАЖКИ ДЛЯ МОЛОДЫХ СЕМЕЙ»

— Учитывая, что вы вернулись в УНИКС в 2009 году, ваша первая попытка заняться бизнесом оказалась неудачной.

— Когда я в первый раз закончил карьеру, всё было хорошо. Но потом случился мировой финансовый кризис. Мне, конечно, можно было заниматься строительством, но у нас, как и в России, не было никаких заказов, никто ничего не покупал. Рынок просел на 40 — 50 процентов, банки не давали деньги. Я решил ещё поиграть и подождать, пока ситуация не наладится.

— Не было ли мыслей открыть что-то в Казани?

— Всё равно ты лучше знаешь законы своей страны. В России многое по-другому устроено. К тому же надо иметь знакомых и друзей, на которых можно положиться. За бизнесом всегда нужно присматривать, быть на месте. Хочу сказать, что матчи УНИКСа в Евролиге я периодически смотрю. Очень жду игры «Жальгириса» с УНИКСом в Каунасе. Обязательно приду повидаться со старыми знакомыми. Помню ещё и казанских болельщиков — они даже приезжали в Литву на чемпионат Европы.

— Можно узнать название вашей компании по недвижимости?

— Saulius Buta (по-литовски).

— Получается, в названии есть ваше имя.

— Да.

— Жукаускас недавно участвовал в телешоу «Звёзды и дельфины». Почему вы отказываетесь от возможности засветиться в телевизоре?

— Дело в том, что ты не можешь просто прийти на телевидение, показаться и уйти. Надо заниматься этим основательно, нужно время. Предложения мне поступали. У нас страна маленькая: все друг друга помнят. Но мне не нужно показываться в телевизоре. Это не мой стиль.

— А в чём заключается ваш стиль?

— Если я окажусь на телешоу, меня представят как баскетболиста. А сейчас у меня другая профессия. На данный момент мы занимаемся строительством района с многоэтажками. Делаем новый квартал для молодых семей. Хочется, чтобы всё получилось и люди смогли приобрести жильё по хорошим ценам.

 
Фото: Нурислам Исмагилов / unics.ru

— Какой ваш типичный день на работе?

— Я встаю где-то в 6 — 7 часов и определяю распорядок дня. Могу вернуться домой в девять часов ночи. Нормированного графика нет. Иногда работаешь семь часов, иногда 12. График, конечно, тяжелый. Но время баскетбола прошло, сейчас настало время бизнеса. На месте стоять нельзя.

— А если какой-то из клубов предложит вернуться к тренерской работе, вы согласитесь?

— Баскетбол всё равно останется в моей душе. Но сейчас мне надо завершить важный проект. Если я найду в своём окружении человека, которому смогу доверить свои полномочия, то появится возможность вернуться в баскетбол.

— Как вы считаете, почему ваша тренерская карьера оказалась не такой продолжительной?

— У меня не было серьёзных контрактов сроком в год или два. Мне только дали побыть главным тренером некоторое время. Так что пока я не делал бы выводов о продолжительности моей тренерской карьеры.

— К тому же вы никогда не работали с составами, которые набирали сами.

— Да, доверия и такой возможности не было. Работал с теми игроками, что уже были в команде.

— Поступало ли вам предложение стать тренером от УНИКСа?

— Нет, после работы в «Жальгирисе» и сборной Литвы мне предложений не поступало.

— Какой ваш тренерский стиль?

— Всё зависит от того, каких игроков ты собрал. Если у тебя хорошие атакующие игроки, будешь фокусироваться на нападении, и наоборот.

— Но вы лучше ставите игру в нападении или защите?

— Не могу сказать. Опыта большого не было тренерского. Чем-то одним невозможно выиграть матч. Нужно хорошо сыграть на обоих концах площадки. То есть соотношение усилий в атаке и защите, по моему мнению, должно быть половина на половину. Например, в Казани была такая команда-мечты: каждый игрок мог и трюльник забить, и пойти в проход, и хорошо отзащищаться.

— Если составлять рейтинг лучших клубных команд, в которых вы когда-либо выступали, на каком месте окажется УНИКС 2003/04?

— Эта команда была хорошо укомплектована абсолютно на всех позициях. Ей руководил тренер Ерёмин с высоким пониманием баскетбола. Он чётко доносил свои требования до каждого игрока, мы очень тщательно готовились к каждому сопернику. Думаю, что тот УНИКС оказался бы на первом месте.

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»

  • Саулюс ШТОМБЕРГАС
  • Амплуа: форвард
  • Дата рождения: 14 декабря 1973 года
  • Место рождения: Клайпеда, Литва
  • Карьера: «Жальгирис» (1992/93, 1997-99, 2002/03), «Атлетас» (1993-96), «Шанхай» (1996/97), «Болонья» (1999/00), «Тау Керамика» (2000/01), «Эфес Пилсен» (2001/02), УНИКС (2003/04, 2005-07, 2009/10), «Фенербахче» (2004/05), «Паланга» (2007/08) — как игрок; «Жальгирис» (2011-14), юниорская сборная Литвы (2016) — как тренер.
  • Достижения в клубах: чемпион Литвы (1998, 1999), чемпион NEBL (1999), чемпион Евролиги (1999), обладатель Кубка Турции (2002), чемпион Евролиги ФИБА (2004).
  • Достижения в сборной: чемпион Европы (2003), серебряный призёр чемпионата Европы(1995), бронзовый призёр Олимпийских игр (1996, 2000).
  • Индивидуальные достижения: участник матча звёзд чемпионата Литвы (1996, 2003) и чемпионата Испании (2001).

Бизнес Online

Добавил: Saniog

Теги: интервью Саулюс Штомбергас

в фейсбук Класс! в жж

Автор Сообщение

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



май
июль

июнь 2017

пнвтсрчтптсбвс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
       

Реклама на сайте



Вакансии